Иван Бунин

Звезда дрожит среди вселенной…
Чьи руки дивные несут
Какой-то влагой драгоценной
Столь переполненный сосуд?
Звездой пылающей, потиром
Земных скорбей, небесных слёз
Зачем, о Господи, над миром
Ты бытиё моё вознёс?

Александр Кочетков — «Не верю я пророчествам»

Не верю я пророчествам,
Звучавшим мне не раз:
Что будет одиночеством
Мой горек смертный час.

Когда б очами смертными
Ни завладел тот сон, —
Друзьями неприметными
Я вечно окружён.

Читать далее Александр Кочетков — «Не верю я пророчествам»

Александр Кочетков — «Молодости нет уж и в помине…»

Так, молодости нет уж и в помине,
От сердца страсть, как песня, далека,
И жизнь суха, как пыльный жгут полыни,
И, как полынь, горька.

Но почему ж, когда руки любимой
Порой коснусь безжизненной рукой,
Вдруг сдавит грудь такой неодолимой,
Такой сияющей тоской?

И почему, когда с тупым бесстрастьем
Брожу в толпе, бессмысленно спеша,
Вдруг изойдёт таким поющим счастьем
Глухая, скорбная душа?

И этот взгляд, голодный и усталый,
Сквозь города туманное кольцо,
Зачем я возвожу на вечер алый,
Как на прекрасное лицо?

Сергей Есенин — «Белая свитка и алый кушак…»

Белая свитка и алый кушак,
Рву я по грядкам зардевшийся мак.
Громко звенит за селом хоровод,
Там она, там она песни поет.

Помню, как крикнула, шигая в сруб:
“Что же, красив ты, да сердцу не люб.
Кольца кудрей твоих ветрами жжет,
Гребень мой вострый другой бережет”.

Знаю, чем чужд ей и чем я не мил:
Меньше плясал я и меньше всех пил.
Кротко я с грустью стоял у стены,
Все они пели и были пьяны.

Счастье его, что в нем меньше стыда,
В шею ей лезла его борода.
Свившись с ним в жгучее пляски кольцо,
Брызнула смехом она мне в лицо.

Белая свитка и алый кушак,
Рву я по грядкам зардевшийся мак.
Маком влюбленное сердце цветет,
Только не мне она песни поет.

<1915>

Александр Кочетков — «Памяти моего кота»

В приветливом роду кошачьем
Ты был к злодеям сопричтён.
И жил, и умер ты иначе,
Чем божий требует закон.

Мы жили вместе. В розном теле,
Но в глухоте одной тюрьмы.
Мы оба плакать не хотели,
Мурлыкать не умели мы.

Одна сжигала нас тревога.
Бежали в немоте своей,
Поэт — от ближнего и бога,
А кот — от кошек и людей.

Читать далее Александр Кочетков — «Памяти моего кота»

Сергей Есенин — «Ночь»

Усталый день склонился к ночи,
Затихла шумная волна,
Погасло солнце, и над миром
Плывет задумчиво луна.

Долина тихая внимает
Журчанью мирного ручья.
И темный лес, склоняясь, дремлет
Под звуки песни соловья.

Внимая песням, с берегами,
Ласкаясь, шепчется река.
И тихо слышится над нею
Веселый шелест тростника.

<1910-1912>

Сергей Есенин — «Звезды»

Звездочки ясные, звезды высокие!
Что вы храните в себе, что скрываете?
Звезды, таящие мысли глубокие,
Силой какою вы душу пленяете?

Частые звездочки, звездочки тесные!
Что в вас прекрасного, что в вас могучего?
Чем увлекаете, звезды небесные,
Силу великую знания жгучего?

И почему так, когда вы сияете,
Маните в небо, в объятья широкие?
Смотрите нежно так, сердце ласкаете,
Звезды небесные, звезды далекие!

<1911-1912>

Стихотворение «Nella mia stanza» Джанни Родари (на итальянском)

Nella mia stanza, vicino all’armadio
Sul un tavolino c’è la radio.
Basta girare un bottoncino,
Ed eccomi a Mosca, a Londra, a Pechino.

Se trilla un violino in Ungheria,
La stanza è tutta una melodia.
Quando suona una tromba a Costarica,
Io la sento senza fatica.
Se un tale parla a San Francisco
Io lo ascolto e lo capisco.

Ma se di guerra sento parlare,
Non sto certo ad ascoltare:
Giro il bottone, con grande piacere,
E il guerrafondaio metto a tacere.

Перевод на русский язык:

В моей комнате, рядом со шкафом
На столике стоит радио.
Довольно повернуть кнопочку,
И вот я в Москве, в Лондоне, в Пекине.

Если звенит скрипка в Венгрии,
Комната вся наполняется мелодией.
Когда звучит труба в Костарике,
Ее слышу без труда.
Если кто-то говорит в Сан-Франциско
Его я слышу и понимаю.

Но если слышу, что говорят о войне,
Конечно же не слушаю:
Поверну кнопку, с большим удовольствием,
И разжигателя войны заставляю молчать.

Ошибка

Когда снежинку, что легко летает,
Как звездочка упавшая скользя,
Берешь рукой — она слезинкой тает,
И возвратить воздушность ей нельзя.

Когда пленясь прозрачностью медузы,
Ее коснемся мы капризом рук,
Она, как пленник, заключенный в узы,
Вдруг побледнеет и погибнет вдруг.

Когда хотим мы в мотыльках-скитальцах
Видать не грезу, а земную быль –
Где их наряд? От них на наших пальцах
Одна зарей раскрашенная пыль!

Читать далее Ошибка

Куравский Павел, «С белого листа»

А с белого, право, неплохо листа
Начать бы судьбы своей повесть! –
Да только вот совесть моя нечиста.
А, впрочем, плевал я на совесть.

Неплохо бы втиснуть ещё среди эр
Себя — в наилучшую эру,
Раскинуть колоду традиций и вер…
А, впрочем, плевал я на веру —

Безбожником наглым уйти в перепляс,
Фортунье пощипывать вымя,
И только бы имя не выронить в грязь…
Хотя — наплевать и на имя.

Вот так — в безымянной земной суете
Топтать непролазную сушу,
И душу разинуть для этих и тех –
Чего там! Плевать и на душу!

Всё вычеркнуть, вымарать, сплавить в утиль,
Порвать отзвучавшие струны!
Да, видно, никак от себя не уйти,
Никак до себя не доплюнуть.

Роберт Рождественский, «Тихо летят паутинные нити»

Тихо летят паутинные нити.
Солнце горит на оконном стекле.
Что-то я делал не так;
Извините:
Жил я впервые на этой земле.
Я ее только теперь ощущаю.
К ней припадаю.
И ею клянусь…
И по-другому прожить обещаю.
Если вернусь…
Но ведь я не вернусь.

Крещение души

Усталость мыслей у окна,
Душа и чувства-Бог Единый,
В чём человечества вина,
Лишь в том,что души разделимы.

Луна и солнце, лёд и пламень,
Любви и ненависти страсть,
Вода подтачивает камень,
Крушение и снова власть.

С вершины в пропасть,тьма и холод,
Расстают светлые черты,
Когда не стар,а только молод,
Скажи, зачем родился ты?

Читать далее Крещение души

Сергей Есенин, «До свиданья, друг мой…»

До свиданья, друг мой, до свиданья.
Милый мой, ты у меня в груди.
Предназначенное расставанье
Обещает встречу впереди.

До свиданья, друг мой, без руки, без слова,
Не грусти и не печаль бровей, —
В этой жизни умирать не ново,
Но и жить, конечно, не новей.