История жизни Боба Марли

Жители Ямайки говорили о Бобе Марли:

«У меня не хватает слов, чтобы рассказать, сколько хорошего Боб Марли сделал для Ямайки и для всего мира. Об этом может рассказать только всевышний»

«Боб Марли был, несомненно, королем регги»

«Он научил нас всему, что мы знаем»

«Боб… он повлиял на всех нас»

Когда Бобу Марли исполнилось пять лет, мать Седелла увезла его в Кингстон, с надеждой на то, что жизнь там будет благополучнее. Они жили вместе с семьей Ливингстон, и Боб подружился с их сыном Банни (Bunny Livingston). Мальчики увлеклись музыкой, осваивали новые ритмы. Музыка позволяла друзьям забыть о насилии и нищете, царивших в Кингстоне. Вскоре Боб, благодаря своей чуткости, понял, что ему удается через песни и музыку выражать чужие страхи и заботы. В своих песнях он рассказывал притчи — это были послания веры и своего рода предупреждения. Его песни часто восхваляли растафарианскую веру, но еще чаще они рассказывали о радостях, бедах и мечтах всего человечества — Боб считал всех людей братьями, в независимости от их цвета кожи.

Отец Боба жил в этом доме, здесь он встречался с женщинами. Он был белым, англичанином. Он следил за демобилизованными солдатами и людьми, которые работали на их поле и в горах. Его любили, он был приятным человеком.

Стико, друг Марли, показывает дом Боба: «Он жил здесь когда ему было 16-17 лет. Он родился в этом доме и прожил здесь несколько лет перед тем как переехать в Кингстон». Боб ел только из традиционной ямайской посуды (калабах), спал на узкой кровати. Боб не был похож на других музыкантов города, в отличие от них он знал о жизни за пределами города. Люди, которые провели жизнь в городских стенах, не знали о времени и о природе того, что знал Боб. В этом было его преимущество над всеми остальными музыкантами. В районе Тренчтаун по-прежнему царит музыка, именно поэтому Тренчтаун так вдохновлял Боба на написание музыки. Здесь люди живут музыкой, дышат ею.

«Боб был особенным, а все особенное всегда кажется странным. Он стал частью Тренчтауна, он вдохновляет нас добиваться лучшего. Боб показал людям Тренчтауна, что есть лучшая жизнь. Благодаря его песням мир узнал, что здесь живут неплохие люди, Боб воспел нас, жителей трущоб, показал, что в трущобах есть что-то хорошее. Мы гордимся Бобом» — говорят жители Тренчтауна.

Из Тренчтауна Боб переселился в Булл-Бей, Кингстон (Bull Bay, Kingston), здесь он познакомился с Гэби, который помог Бобу освоиться здесь. Сначала Марли жил в Кол-Корнел, на холме, затем переехал в другой дом, где позже поселился с Джадемор. Боб, Джадемор и Банни жили здесь. Они дружили с одним парнем по имени Джон Марке.

Зигги Марли: «Мой отец повлиял на жителей Ямайки больше, чем кто-либо другой. Его влияние было и в самой музыке, и в жизни. Отец показал нам тот свет, к которому нужно стремиться. Он призывал нас не сходить с этого пути. И мы все больше убеждаемся в том, насколько он был прав. Мы решили пойти по стопам отца. Когда мы нашли сумму денег, достаточную для того чтобы купить необходимое оборудование для записи музыки, мы отремонтировали студию, где записывался мой отец и начали работать там. В этой студии особенная атмосфера, хорошая энергетика».

Детство Боба было совершенно обычным, что нельзя сказать об его увлечением музыкой и желание дарить с ее помощью надежду людям. Боб захотел записывать свою музыку, поэтому он бросил учиться на сварщика и собрал свою первую группу «Руд Бойз» («Rude Boys»), которая позже сменила название на «The Wailers».

В 16 лет Бобу наконец удалось воплотить свою давнюю мечту — он записал свой первый сингл под названием «Judge Not» (1962). Вскоре к ним с Банни присоединился Питер Тош (Peter Tosh) — так складывался состав группы «The Wailers». В переводе название группы означает «плакальщики», говорят, что при рождении все члены команды плакали. Их первая песня «Simmer Down» («успокойся») мгновенно стала хитом номер один на Ямайке. Ранние композиции «The Wailers» были записаны в популярном тогда танцевальном стиле «ска», но постепенно группа перешла к спокойному, насыщенному басами звуку регги.

Седелла Марли, мать Боба Марли: «Боб был первопроходцем, он открыл путь другим. Это трудно объяснить, но мне всегда кажется, что он рядом с нами. Душу невозможно потрогать руками, ее можно только почувствовать. Я всегда ощущаю его присутствие рядом. Ведь он сейчас здесь».

В 1866 году все участники группы обратились в растафарианство. Они пели о бедственном положении угнетенных жителей Ямайки, пытавшихся покинуть трущобы. А песня «Exodus» («Исход») была призывом для всех униженных покинуть ямайский «Вавилон» и вернуться на священную землю в Эфиопию.

В 1966 году Ямайку посетил Хайле Селассие (Haile Selassie). Для ямайцев это означало, что сбылось пророчество основателя культа растафари, Маркуса Гарви (Marcus Garvey), который предсказал прибытие чернокожего царя. Боб, как многие другие, считал Селассие новым спасителем. После визита Селассие на Ямайку, влияние религии растафари начало стремительно расти. Боб и старейшина культа верили, что Спаситель обязательно придет, но под другим именем. Он верил, что западные религии глубоко заблуждаются, ожидая искупителя под именем Иисус.

Зигги Марли: «Боб был отличным отцом и наставником. Он не столько учил на словах, сколько подавал пример своими действиями. Дети быстро учатся, особенно у своих родителей. Мы учились, наблюдая за отцом, впитывая все, что происходит вокруг него. Он учил нас верить в то, что мы делаем, быть твердыми в своих убеждениях, не позволять никому себя запугивать. Он учил нас всегда иметь чувство достоинства, самоуважения. Музыка окружала нас все время, я слышал ее всегда, сколько себя помню — можно сказать, что это было нечто врожденное».

В 1972 году Крис Блэквелл (Chris Blackwell), владелец компании «Island Records», подписал контракт с «The Wailers». И уже в следующем году вышел альбом «Catch a Fire», который принес группе всемирное признание. Впервые в истории регги, группа записывалась на профессиональном оборудовании. До того как группа подписала контракт со студией, регги-песни звучали только в дешевых альбомах-сборниках.
Крис Блэквелл: «Я думаю, это вечная музыка — она никогда не умрет, как Моцарт, который уже четыре столетия оказывает на людей такое влияние».

Патрик Нельсон (друг Боба Марли): «Он всегда будет звездой. Он был из тех, чье предназначение — рассказать людям нечто важное».

Эдвард Сэага (Edward Seaga), бывший премьер-министр Ямайки: «Я считаю Боба величайшей звездой третьего мира. Он был не просто певцом с Ямайки, его музыка принадлежит всем. Он поведал всему миру о жизни третьего мира и прославил музыку Ямайки».

Патрик Нельсон: «Боба считают пророком. Я считаю его посланником Бога. Он верил, что Бог живет в каждом из нас, поэтому мы никогда не бываем одиноки. И мы должны помнить о том, что придет судный день и придется отвечать за все поступки. Думаю, что если бы он этого не понимал, то не был бы самим собой».

Седелла Марли: «Боба ничто не интересовало кроме музыки — она была его жизнью, главной музыкой для него было регги. Это был его способ сказать всем людям, что нужно жить в мире, что они должны объединиться. Он пел о том, как хорошо будет жить в мире, где все люди — братья, где царит гармония и мир, ведь миром правит любовь».

Зигги Марли: «Он научил нас всему что мы знаем — он научил нас петь, играть, мы идем по его стопам. Все в нашей семье музыканты — и наша бабушка, и дяди и тети».

Тони Калдер (Tony Calder, музыкальный менеджер, работал с «The Rolling Stones»): «Что мне нравилось в Бобе так это его вкус в отношении жещин. Как все растафариане, он считал женщин людьми второго сорта, но я часто видел его в окружении потрясающе красивых женщин. По законам растафари, он имел много детей от разных женщин, и все его подруги были очень красивыми».

Деннис Боувелл (Dennis Bovell): «Во многих странах подобные отношения не поощряются, но если считать что каждый ребенок — это благословение свыше, то Боба несомненно благословил Бог».

Патрик Нельсон: «Думаю, от мужчин требуют слишком многого, Боб просто любил женщин».

Банни Мелоди (Bunny Melody): «Да, он очень любил женщин. На Ямайке нет ничего странного в том, что у мужчины есть дети от разных женщин, а уж если вы великий музыкант как Боб Марли, перед вами открывается больше возможностей».

Боба считали мистиком и пророком, на него стали обращать внимание политики. Когда премьер-министр Ямайки Майкл Мэнли предложил предоставить Бобу сцену для бесплатного концерта, тот согласился. Остров разрывали политические конфликты. Шла гражданская война, и представители различных групп хотели использовать Боба в своих интересах. 25 ноября 1976 года кто-то пробрался в особняк Боба и начал стрельбу. Среди пострадавших был сам Боб, его жена Рита и его менеджер Дон Тейлор (Don Taylor).

Патрик Нельсон: «Каждая политическая партия пыталась переманить его на свою сторону, но он был ни на чьей стороне, а это им не нравилось и они решили припугнуть его».

Натти Ребел, философ растафарианского учения (Nattie Rebel): «Для того, чтобы стать президентом Ямайки или политиком, нужно быть преступником».

Деннис Боувелл: «Думаю, Боб отказался бы от высокой должности в политике, но при этом он мог бы быть великим политическим советником».

Патрик Нельсон: «Если бы он попал в парламент, все бы изменилось к лучшему, но быть политиком очень опасно. На Ямайке политика — это борьба не на жизнь, а на смерть, поэтому и приходится быть эгоистом».

Натти Ребел: «Человек, который выступал против власти, не мог сам стать политиком. Боб скорее был революционером, он возглавлял движение растафари, и мог разговаривать с народом посредством музыки. На Ямайке был только один телевизионный канал. Большинство людей слушали радио или покупали газеты, хотя не каждый мог себе это позволить. Музыка была самым доступным способом сообщать людям что-то важное, поэтому мы, музыканты регги, поем о тех вещах, которые важны для общества — в этом мы похожи на политиков. Боб пел об идеях растафарианства. Для него не было ничего важнее этого».

Интервью с Бобом Марли:

— «Боб, как вы относитесь к тому, что вас считают влиятельной политической фигурой?»

— «Я просто стараюсь нести идеи мира. Ни один конфликт нельзя решить с помощью войн. Убийства не решают ни одной конфликтной ситуации, я считаю что мир — это лучшее из всех решений. Ведь это духовные вещи».

— «Вам не кажется, что для того чтобы изменить общество, нужно изменить закон. В стране неблагоприятные экономические условия — высокая безработица…»

— «Мы хотим изменить не только наш остров, но и весь мир».

— «Растафарианство, столько распространенное на Ямайке, не приветствуется в Канаде и США — оно ассоциируется с наркотиками, распространением марихуаны и преступностью».

— «Да, это правда».

Бывший премьер-министр Ямайки Майкл Менли:

«Боб Марли — очень значительная фигура в мире музыки — такие люди рождаются раз в десятилетие, может даже реже, такие люди как он благодаря своей энергии, гениальности, могут превратить местную музыку в явление международного значения. Боб не обладал чертами характера, необходимыми политику, и не состоял в какой бы то ни было политической партии. Но он был рупором народа — своими песнями он рассказывал о нищете и лишениях. Когда Боб стал миллионером, многие задумались — а не станет ли он петь коммерческую музыку или пойдет на другую тропу, но ничего не изменилось. Теперь он пел не только о Тренчтауне, но и о Зимбабве, но вопросы которые он затрагивал, оставались прежними».

Деннис Боувелл: «Боб умел зарабатывать деньги, у него всегда они были. Его благосостояние начало расти когда он стал известным музыкантом, не знаю, пользовался ли он своим богатством…»

Банни Мелоди: «Он был добрым, у него было много друзей, думаю деньги не изменили его… Он писал о самом очевидном, доступном. Его песни были как поговорки, он просто складывал вместе простые вещи».

Как растафарианин он не верил в медицину, особенно западную, он никогда не ходил к врачам. Когда у него нашли рак на ноге, он отказался лечиться. Для Боба тело было храмом — он считал, что если господь решил что тебе пора покинуть этот мир — ты должен готовиться к уходу. Он выбрал альтернативный метод лечения — его положили в клинику, где ему прописали особые микстуры, диету, лечение травами, но было слишком поздно. Многие говорили что это был заговор, и Боба убили намеренно, но это не так. Он знал, что его время пришло. Лечение в клинике только помогло ему спокойно подготовиться к уходу в другой мир. Он умер от рака в возрасте 36 лет.

Катафалк с его телом в сопровождении машин проехал 100 км к северу от Кингстона. Тысячи людей выстроились на улице, чтобы посмотреть на это. Безусловно, это были самые пышные похороны среди ямайских певцов. Из огромных динамиков звучала его музыка. На похоронах присутствовали оба премьер-министра Ямайки, а обсуждение вопросов госбюджета было отложено на несколько дней в связи со смертью национального героя. Музыка Марли была бунтарской, и вряд ли бы его удивили волнения, возникшие на его похоронах. Само прощание с телом певца прошло по растафарианскому обряду. Прощальную речь читал премьер-министр Ямайки, Майкл Менли. Сам Менли раньше был музыкальным продюсером, ему была близка жизнь и творчество Боба. В речи он перечислил наиболее известные песни Боба и рассказал, о чем пел Боб. На похоронах выступили различные музыканты, в том числе Рита Марли, жена Боба. Затем в непосредственной близости от гроба отца танцевали двое сыновей Боба Марли. Тело Боба Марли было похоронено в усыпальнице на севере Ямайки.

Статья составлена на основе фильма «Viasat History: Bob Marley»

История жизни Боба Марли: 9 комментариев

  1. Боб Марли великий человек, это единственный чернокожий которого я уважаю очень сильно

  2. Боб Марли великий человек, это единственный чернокожий которого я уважаю очень сильно

  3. Он га самом деле великий человек. Боб Марли не просто человек, ведь не каждый может на столько менять людей. А сейчас многие мои сверстники только и отвечают на вопрос „Что ты знаешь о Боже Марли„ что он револуционер который был за введение в лигальность наркотиков. Спасибо за статью!!

  4. Очень хорошая статья!
    СЛАВА БОБУ МАРЛИ !!!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.