История балета. Часть 2: Русский балет

Правители российского престола всегда заботились о развитии танцевального искусства. Михаил Федорович первым из русских царей ввел в штат своего двора новую должность плясуна. Им стал Иван Лодыгин. Он должен был не только танцевать сам, но и обучать этому ремеслу других. В его распоряжение поступило двадцать девять юношей. Первый театр появился при царе Алексее Михайловиче. Тогда было заведено показывать между актами пьесы сценический танец, который именовали балетом.

В 1738 году по просьбе французского танцмейстера Жана-Батиста Ланде в Санкт-Петербурге была открыта первая в России школа балетного танца, ныне Академия Русского балета им. А. Я. Вагановой. Позднее по специальному указу императора Петра I танцы стали составной частью придворного этикета. В 30-е годы XVIII века дворянская молодежь была обязана обучаться танцам. В Петербурге бальный танец стал обязательной дисциплиной в Шляхетском кадетском корпусе. С открытием летнего театра в Летнем саду, зимнего — во флигеле Зимнего дворца кадеты начинают участвовать в балетных танцах. Преподавателем танцев в корпусе был Жан-Батист Ланде.

Он прекрасно понимал, что дворяне в дальнейшем не посвятят себя балетному искусству. Хотя они наравне с профессионалами танцевали в балетах. Ланде, как никто другой, видел надобность в русском балетном театре. В сентябре 1737 года он подал прошение, в котором сумел обосновать необходимость создания новой специальной школы, где девочки и мальчики простого происхождения обучались бы хореографическому искусству. Вскоре такое разрешение было дано.

Из дворцовой прислуги отобрали двенадцать девочек и двенадцать стройных юношей, которых и начал обучать Ланде. Ежедневный труд принес результаты, публика была в восторге от увиденного. С 1743 года бывшим ученикам Ланде начинают выплачивать жалованье как артистам балета. Школа очень быстро сумела дать русской сцене прекрасных артистов кордебалета и великолепных солистов. В истории остались имена лучших учеников первого набора: Аксиньи Сергеевой, Авдотьи Тимофеевой, Елизаветы Зориной, Афанасия Топоркова, Андрея Нестерова.

Национальное своеобразие русского балета начало формироваться в начале XIX века благодаря деятельности французского балетмейстера Шарля-Фредерика-Луи Дидло. Дидло усиливает роль кордебалета, связь танца и пантомимы, утверждает приоритет женского танца.

Настоящий переворот в балетной музыке произвёл Чайковский, который внёс в неё непрерывное симфоническое развитие, глубокое образное содержание, драматическую выразительность. Музыка его балетов «Лебединое озеро»(1877), «Спящая красавица»(1890), «Щелкунчик»(1892) обрела наряду с симфонической возможность раскрывать внутреннее течение действия, воплощать характеры героев в их взаимодействии, развитии, борьбе. В хореографии новаторство Чайковского было воплощено балетмейстерами Мариусом Петипа и Львом Ивановым, положившими начало симфонизации танца.

Начало XX века ознаменовалось новаторскими поисками, стремлением преодолеть стереотипы, условности академического балета XIX века. В своих балетах балетмейстер Большого театра А. А. Горский стремился добиться последовательности развития драматического действия, исторической достоверности, старался усилить роль кордебалета, как массового действующего лица, преодолеть разделённость пантомимы и танца.

В 1911 году впервые была организована балетная компания под руководством русского театрального деятеля и искусствоведа Сергея Дягилева. Он был центральной фигурой большой группы театральных художников, композиторов и других творческих личностей, захваченных поиском новых направлений в своих видах искусства.

Выросшая из «Русских сезонов» 1909 года, функционировала на протяжении 20-ти сезонов до смерти Дягилева в 1929 году и пользовалась большим успехом за рубежом, особенно во Франции и Великобритании. Сезоны Дягилева — особенно первые, в программу которых входили балеты «Жар-птица», «Петрушка» и «Весна священная» — сыграли значительную роль в популяризации русской культуры в Европе и способствовали установлению моды на всё русское.

Например, английские танцовщики Патрик Хили-Кей, Элис Маркс и Хильда Маннингс взяли русские псевдонимы (соответственно Антон Долин, Алисия Маркова и Лидия Соколова), под которыми и выступали в труппе Дягилева. Популярность его сезонов привела и к увлечению европейцев традиционным русским костюмом и породила новую моду — даже супруга короля Великобритании Георга VI выходила замуж в «платье, перефразирующем русские фольклорные традиции».

Дягилев заказывал декорации Пикассо и Кокто, музыку — Стравинскому, Дебюсси и Равелю. Он сделал балет средоточием всего нового.

Дягилев умер в 1929 году. Со временем распалась и его труппа. Один из ее членов, Джордж Баланчин, имевший за плечами петербургскую школу, поселился в Нью-Йорке, где основал Школу американского балета, на основе которой сформировалась труппа «Нью-Йорк Сити Балле». Баланчин стал одним из самых влиятельных хореографов XX века. Другой протеже Дягилева, Серж Лифарь, возглавил балетную труппу Парижской оперы и долгое время был самой влиятельной фигурой во французском балете.

Влияние Дягилева ощущается до наших дней и в Великобритании. С его труппой выступали такие английские балерины, как Мари Рамбер, Алисия Маркова и Нинетт де Валуа. Рамбер создала собственную труппу «Балле Рамбер», ныне одну из ведущих в мире современного балета. Маркова вместе со своим танцевальным партнером Антоном Долиным основала труппу «Лондон Фестивал Балле», нынешний «Английский национальный балет». Нинетт де Валуа основала «Вик-Уэллс Балле» и балетную школу, которая в числе прочих учениц привлекла девочку по имени Пегги Хукхэм. Годы спустя Пегги стала величайшей балериной своего времени под именем Марго Фонтейн, а труппа «Вик-Уэллс» — «Королевским балетом».

Из всех европейских балетных трупп, пожалуй, только Королевский датский балет не испытал влияния Дягилева и Русских сезонов, сохранив верность строгому формату шедевров хореографа Августа Бурнонвиля.

Грянуло новое мышление. Артисты танца стали принимать во внимание качества личности, ритуальные и религиозные аспекты, примитив, выразительность и эмоциональность. В этой атмосфере произошел бум современного танца. Внезапно появилась новая свобода в том, что теперь считалось приемлемым, что получило название признанного искусства, в котором отныне хотели творить многие люди. Все атрибуты нового искусства стали такими же ценными, как костюмы балета — или даже ценнее их.

Двадцатый век определенно стал временем отрыва ото всего, на что опирался балет. Временем беспрецедентного творческого роста танцоров и хореографов. Временем шока, удивления и зрителей, которые изменили свое представление о танце. Временем революции в полном смысле этого слова.

Полная история русского балета.

История балета. Часть 1: Зарождение
История балета. Часть 2: Русский балет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.