А. И. Куприн, «Суламифь»

«… И увидел он в своих исканиях, что участь сынов человеческих и участь животных одна: как те умирают, так умирают и эти, и одно дыхание у всех, и нет у человека преимущества перед скотом. И понял царь, что во многой мудрости много печали, и кто умножает познание — умножает скорбь. Узнал он также, что и при смехе иногда болит сердце и концом радости бывает печаль. И однажды утром впервые продиктовал он Елихоферу и Ахии:
— Все суета сует и томление духа, — так говорит Екклезиаст.

Но тогда не знал еще царь, что скоро пошлет ему бог такую нежную и пламенную, преданную и прекрасную любовь, которая одна дороже богатства, славы и мудрости, которая дороже самой жизни, потому что даже жизнью она не дорожит и не боится смерти…».

Сюжет книги Куприна «Суламифь» был взят из Ветхого Завета Библии — Песни Песней царя Соломона. В буквальном прочтении она представляет собой собрание любовных гимнов, раскрывающих взаимные чувства Соломона и Суламиты (Суламифи).

«Суламифь» была расценена некоторыми критиками весьма сурово как воспевание стихийных плотских наслаждений, чуть ли не аморальности. Куприн действительно опоэтизировал и нежную страсть возлюбленных, и красоту их телесной близости, и расцвет женственности героини. Однако все эти мотивы были подчинены глубокому смыслу.

У евреев даже существовал запрет на чтение Песни песней до достижения тридцатилетнего возраста, сторонником подобного запрета был и Лютер.

«… И вот, когда наступила ночь и луна поднялась над Силоамом, перемешав синюю белизну его домов с черной синевой теней и с матовой зеленью деревьев, встала Суламифь с своего бедного ложа из козьей шерсти и прислушалась. Все было тихо в доме. Сестра ровно дышала у стены, на полу. Только снаружи, в придорожных кустах, сухо и страстно кричали цикады, и кровь толчками шумела в ушах. Решетка окна, вырисованная лунным светом, четко и косо лежала на полу.

Дрожа от робости, ожиданья и счастья, расстегнула Суламифь свои одежды, опустила их вниз к ногам и, перешагнув через них, осталась среди комнаты нагая, лицом к окну, освещенная луною через переплет решетки. Она налила густую благовонную мирру себе на плечи, на грудь, на живот и, боясь потерять хоть одну драгоценную каплю, стала быстро растирать масло по ногам, под мышками и вокруг шеи. И гладкое, скользящее прикосновение ее ладоней и локтей к телу заставляло ее вздрагивать от сладкого предчувствия… ».

Лирический любовный характер, эротизм книги затрудняют возможность её иносказательного понимания. Однако многие тексты толкований Песни песней начинаются с проклятия тех, кто будет воспринимать книгу буквально — как любовное, эротическое произведение. В еврейской традиции основным смыслом Песни песней считается отношение Бога и еврейской общины.
Двум главным героям повести автор придал равное значение. Соломон до знакомства с Суламифью превзошел всех по богатству, подвигам, уму, но испытывал горькое разочарование: «… Во многой мудрости много печали, и кто умножает познание — умножает скорбь». К моменту первой случайной встречи в «девушкой из виноградников» великий царь подошел пресыщенным всеми благами, в том числе женской красотой, равнодушным к себе и печальным. В юной Суламифи его привлекло не просто физическое ее очарование, но миг пробуждения в ней жажды чувства, открытия мира. С Суламифью зрелый, уставший человек как бы заново переживает цветение молодости. Любовь к девушке дает ему поэтому небывалое счастье и новое знание бытия, своих личных возможностей, ранее неведомого самопожертвования. «Попроси у меня мою жизнь — и я с восторгом отдам ее», — говорит Соломон своей возлюбленной. А для нее наступает пора постижения всего окружающего и вечной тайны — проснувшейся женщины в себе самой. Слияние их душ, тел преображает существование обоих, за короткий период переживших едва ли не все земные радости, отпущенные людям. Потому смерть Суламифь, принятая во спасение Соломона, так прекрасна и почти естественна.

Читать повесть «Суламифь».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.